Русская усадьба
На главную

Русский дух



Там русский дух,
Там Русью пахнет..

 

"Если ты будешь делать только то, что хочется, если активность твоя будет побуждаться лишь предчувствием удовольствий, - в жизни у тебя не будет ничего дорогого и святого, душа твоя не постигнет , что такое любовь , преданность, желания твои будут низкими и убогими, а жизнь без благородных человеческих желаний пуста и уныла. 

Долженствование - школа воспитание возвышающих человека желаний. Каждый человек должен достигнуть той вершины, где он, поступая так, как велит долг, делая возможным то, что кажется с первого взгляда немыслимым и недостижимым, проявляет величие духа."

Василий Александрович Сухомлинский

 

Россия как народ и культура до сих пор предстает перед Западной Европой как сфера сокрытого, как проблема, не поддающаяся пониманию, как своего рода Сфинкс, вызывающий опасение. Жертвенность, терпение, безграничная любовь к природе, мудрость – все это сформировалось в русском характере и отразилось в культуре, когда миром правит Разум, Совесть, Вера и Любовь.



Русскому свойственен характер восприимчивый, чувствительный. Всю свою жизнь он носит в себе живое и впечатлительное сердце: симпатия и антипатия, «да» и «нет», радость и печаль, эйфория и депрессия, оптимизм и пессимизм занимают в его жизни почти всегда первое место.



Русский человек живет под знаком своего сердца



Русский всегда и везде ищет покоя, согласия, близости и размаха. Никогда он не довольствуется строгим, сдержанным деловым общением. Он постоянно стремится самому себе или кому-нибудь раскрыть свою душу, он хочет интимности, доверия и теплых отношений, преодоления условностей, обмена мыслями о важнейшем в собственной жизни и в белом свете.


 
Умного человека в России почитают, перед волевым склоняются, фантазерам дивятся, но более всего любят человека сердечного, а если он к тому же и совестливый, то его почитают превыше всего как своего рода святого, или, в понимании русских, как сосуд Божий.


  
Русская душа есть дитя чувства и созерцания. Любовь и созерцание при этом свободны, как свободно пространство, свободна равнина, как живой орган природы, как молящийся дух – вот почему русский нуждается в свободе и ценит ее, как воздух для легких, как простор для движения. Русская культура построена на чувстве и сердце, на созерцании, на свободе совести и свободе молитвы. Это они являются первичными силами и установками русской души, которая задает тон их могучему темпераменту.



Мне ненавистен гул гигантских городов,
Противно мне толпы движенье,
 Мой дух живет среди лесов,
 Где в тишине уединенья
Внемлю я музыке незримых голосов,
 Где неустанный бег часов
Не возмущает упоенья,
Где сладко быть среди цветов
И полной чашей пить из родника забвенья.

Константин Бальмонт



Свободное созерцание русскому дано от природы. Свободная сердечная греза лежит в глубочайшей основе его искусства. Русская душа в своей потребности созерцания ненасытна. В нем – зарождение ее искусства, в особенности живописи, скульптуры и архитектуры, но также и русского балета, и русского театра. Русский стремится дать художественное и, насколько возможно, пластичное оформление духовному содержанию созерцаемого, пытаясь зримо представить сердце свое и свой темперамент. Вся русская живопись, которую до сих пор едва ли видела Европа и которая едва ли признана, своим главным источником имеет сердечное созерцание, поэтому она мало что говорит снобам.
 
 Любовь есть свет, что сходит к нам оттуда,
Из царства звезд, с лазурной высоты,
Она в нас будит жажду чуда
И красоты.
И красота есть луч, который тонет,
Вдали от солнца, в сумраке теней,
Когда оно его уронит
В умы людей.
И если дух людской пронизан светом,
Что шлет ему небесная звезда,
Он жадно мчится за ответом,
Туда, туда.

Константин Бальмонт



Любовь к богу и к природе в русском человеке срослись в единое неразделимое целое. Русский видит бога в травинке, в жучке, в росинке. Во всем есть божественный смысл, и русский человек постигает это интуитивно. Больше всего русский человек ценит волю и  первозданную красоту, потому как Бог определил меру всему живому, а именно мера – ключ к постижению совершенства и гармонии. Французские правильные сады никогда не вдохновят его так как нежные незабудки в березовой роще, потому как восхищение и благоговение перед матерью-природой одаривают его божественной интуицией. Все открытия, все прекраснейшие поэмы, стихи, проза – все было написано в глухой тиши, вглядываясь, всматриваясь, каждое мгновение восхищаясь совершенством, наполняя радостью и восторгом душу.

Русская добродетель – это добродетель сердца и совести. Здесь все основано на свободной доброте и на несколько мечтательном, порою сердечном созерцании. Сердечная доброта, сострадание, дух самопожертвования и определенное стремление к совершенству играют здесь решающую роль.



Нет в чистоте ни ревности, ни злобы
Одна любовь живет – нема, робка
Свет чистоты в дыхании свободы
В ударах сердца струи родника

Наталия По



В России эта воля к совершенству, к самозабвенному служению, к жертвенности, к тяготам жизни проявляется повсюду – то явно, то скрытно, то в действии, то в воздыханиях, то в виде доктрины, то в потрясающем сердце раскаянии.

Склонность к созерцанию – эту потребность конкретно, пластично и живо представлять предмет, тем самым придавая ему форму и индивидуализируя его – русский получили от своей природы и от своего пространства в дар.


Столетиями видел он перед собой простирающиеся вширь дали, манящие равнины, хотя и бесконечные, но все же дающие надежду придать им форму. Глаз упирается в неизмеримое и не может насытиться им. 

Облака, как горы, громоздятся на горизонте и разряжаются величественной грозой.

Зима и мороз, снег и лед создают у него прекраснейшие видения. Северное сияние играет для него свои воздушные симфонии.

Суля смутные обещания, говорят с ним далекие горы. Словно великолепные пути текут для него его реки.



Для него скрывают моря свои глубокие тайны. Ему поют благоуханные цветы и шепчут леса о житейском счастье и мудрости.



По материалам книги Ивана Ильина «Я вглядываюсь в жизнь»

Использованы в качестве иллюстраций к тексту картины Константина Васильева, Александра Аверина, Richard Johnson, а также фото с сети.  

Похожие материалы: